ГАРЯЧА ЛІНІЯ
на зв’язку 24 години
Залиште свої дані
і ми зв’яжемося з вами
дякуємо за звернення

Або ж зв’яжіться з нами:

info@imi.org.ua

050 447 70 63

Підтримати ІМІПодай скаргу

Кому належать канали. Або: чи можлива реформа в сфері "особливих інтересів"?

08.08.2011, 01:53

Когда Виктора Януковича и его команду обвиняют в цензуре, основываясь на простых, но неопровержимых доказательствах – мониторингах фактически стерильного телеконтента – у президента всегда есть основание ответить: все претензии к собственникам ТРК. С такой логикой не поспоришь.

Однако это возвращает нас к вопросу: а кто они, эти собственники?

Если учесть, что 69% (по данным TNS) украинцев узнают информацию о стране и мире из телевизионных новостей, то собственники электронных СМИ априори являются исключительно влиятельными людьми. Но страна, увы, не знает своих героев.

Более того, не имеет права и возможности узнать их имена и фамилии.

Кто-то скажет: чушь, никаких секретов. Львиная доля медиарынка и 70% информационного содержания находятся под контролем 4 человек: Хорошковского, Пинчука, Коломойского и Ахметова. Эти фамилии на слуху, а их обладатели – публичные люди.

А теперь вот задачка – докажите, что именно эти люди являются (или не являются) собственниками. Дело то в том, что официальные владельцы отечественных ТРК и ряда иных СМИ – это компании, зарегистрированные в оффшорных зонах.

В свое время Институт медиа права предпринял попытку выяснить имена реальных собственников телеканалов. Однако после длительного изучения вопроса эксперты Института были вынуждены прийти к выводу – это практически невозможно.

Нацсовет по вопросам телерадиовещания, который выдает лицензии ТРК, должен обеспечить доступ к этой информации. Но. В большинстве случаев это лишь данные о юридических лицах.

При этом ни зритель, ни даже эксперты не имеют точной и достоверной информации о том, чьи имена фигурируют в самом конце длинных цепочек учредительных документов.

Задались бы этой задачкой журналисты, общественные организации, а еще Антимонопольный комитет, которому по уставу положено следить и не допускать монополизации телерадиоэфира.

Прозрачность медиасобственности это не только отсутствие оффшоров в списке учредителей. Это не только имена хорошо известных людей. Это прозрачность всего медиарынка, без которой этого рынка попросту нет, и никогда не будет. Поэтому, это вопрос как права, так и экономики с политикой.

При всем этом, данная тема в Украине – табу. Какие либо разговоры о том, что необходимо менять законодательство, открывать систему собственности и запрещать оффшоры сразу вызывают одну реакцию: это невозможно. Так как власть не заинтересована, депутаты не проголосуют, лоббисты включатся и так далее.

Но… Недавно такая реформа прошла в Грузии, задав новые даже для Европы стандарты прозрачности в медиа. Хотя многие тоже не верили, что политики способны поддержать жесткие требования прозрачности. Но разработчики проекта, журналисты и общественные активисты, смогли доказать – тот, кто владеет медиа, контролирует безопасность страны. И страна не может позволить себе не знать таких людей.

Грузинский закон прямо запретил оффшорным компаниям владеть СМИ.

Желающий получить лицензию должен доказать, что легально заработал деньги, которые собирается инвестировать в медиабизнес.

Закон запрещает выдавать лицензии госструктурам, госслужащим, политическим партиям и их представителям и так далее. Иначе говоря, депутату, министру, любому другому политику фактически перекрыт доступ к контролю за медиасферой.

Четвертое. Учрежден обязательный ежегодный международный финансовый аудит ТРК с обязательной публикацией его результатов.

Это еще один пример успешной грузинской реформы, которая показывает, что для политических элит общественный интерес является более важным, чем интерес нескольких собственников.

Есть ли шансы сделать отечественную медиасферу такой же открытой?

Согласитесь, представить себе, что Ахметов голосует за закон, который обязывает его же доказать легальность инвестиций в ТРК "Украина", каждый год пускать на канал международного аудитора, а самое главное – лишает себя возможности получить лицензию на вещание, весьма сложно.

Сложно представить себе и то, как люди Валерия Хорошковского в Нацсовете обеспечивают публичность процесса выдачи лицензий и ратуют за открытость информации об их соискателях.

Тем не менее, все политики национального уровня – начиная с президента Януковича, заканчивая лидером оппозиции Юлией Тимошенко, – многократно заявляли о своей преданности демократическим идеалам, прежде всего в сфере свободы слова. Пора бы уже эти заявления наполнять реальным смыслом.

Принимать закон о прозрачности медиасобственности нужно параллельно с созданием общественного вещания, ведь общественное вещание – это и есть пример прозрачного управления, финансирования и деятельности в интересах общества.

Делая этот шаг в отношении государственного канала, нужно устанавливать эти принципы и для каналов частных. Медиа должны стремиться быть прозрачными. Если, конечно, они истинно хотят стать четвертой властью.

Ведь требовать прозрачности и открытости от кого-то можно только тогда, когда сам таков.

Виктория Сюмар, ИМИ

 

Сподобалася стаття? Допоможи нам бути ще крутішими!