Доступ по телефону

16:15 10.04.2017 Андрій Лохматов, для "Преступности.НЕТ"

Хорошие законы часто остаются хорошими на бумаге, но не в жизни. К числу таковых, как по мне, можно смело отнести принятый в 2012 году Закон Украины «О доступе к публичной информации», который до сих пор, несмотря на его пятилетний срок существования, украинские чиновники не знают до конца или отказываются выполнять некоторые его нормы.

Все, кто регулярно или периодически отправляют в различные органы власти или другие государственные структуры запросы на информацию, делают это, чаще всего, письменно или путем электронной почты.

Но мало кто знает, что информационный запрос может быть подан еще и устным путем или по телефону. Это право запрашивающего информацию четко регламентировано частью 3 статьи 19 Закона Украины «О доступе к публичной информации».

«Запит на інформацію може бути індивідуальним або колективним. Запити можуть подаватися в усній, письмовій чи іншій формі (поштою, факсом, телефоном, електронною поштою) на вибір запитувача».

Я хорошо помню, как несколько нет назад пытался подать информационный запрос по телефону начальнице Николаевского городского отдела Госфининспекции. Мы с ней ругались добрый десяток минут, я ей цитировал вышеуказанную статью закона, она мне говорила, что не представляет, как ей принять таким образом запрос, ведь это официальный документ, а не «неизвестно что» и так далее.

С тех пор я больше, наверное, исключительно интуитивно даже не пытался пробовать запросить публичную информацию по телефону, будучи уверенным, что это – себе дороже.

Сегодня же я в качестве эксперимента попробовал подать информационный запрос по телефону в 10 государственных учреждений разного уровня в разных регионах страны. К моему удивлению и в нарушение моей гипотезы, 7 чиновников из 10 приняли мои телефонные запросы – кто свободно, кто с недовольством и «со скрипом», но приняли. При этом в результате только четверо из них в предусмотренный законом срок в пять рабочих дней предоставили ответ. И второй показатель радует намного меньше.

Никаких проблем

Никаких вопросов на просьбу принять телефонный информационный запрос не возникло у сотрудницы Долинской районной государственной администрации Кировоградской области. Девушка сразу же приступила к записи моих данных и сути запроса – сколько денег было потрачено на содержание администрации в 2016 году. В срок я получил ответ, подписанный главой РГА Омельченко: было потрачено 2 миллиона 932 тысячи 353 гривны.

Без всяких проблем удалось подать запрос по телефону Одесской таможне по поводу количества денег, отправленных в рамках таможенного эксперимента на ремонт дорог в первые месяцы 2017 года. В срок и.о. начальника Одесской таможни Сафонов дал ответ: в 2017 году таможне не поступили индикативные показатели поступлений таможенных платежей в общий фонд государственного бюджета, потому предоставить запрашиваемую информацию нет возможности.

Приняла запрос по поводу того, сколько денег было потрачено на ремонт дорог в Николаевской области в 2016 году и Служба автомобильных дорог в Николаевской области. По почте пришел ответ: в 2016 году работы по реконструкции, капитальному, текущему ремонту дорог и эксплуатационного содержания дорог области были выполнены на общую сумму 184 миллиона 900 тысяч гривен.

Неохотно, но приняли

- А вам в электронном виде неудобно, да?, - ответила сразу на мою просьбу принять запрос по телефону сотрудница Главного управления Национальной полиции в Запорожской области.

Однако после моего ответа о том, что на данный момент у меня нет выхода в интернет, и так мне удобней, запрос был принят. Ответ запорожские полицейские отправили по почте - в нем указано, что в 2015-2017 годах полиция Запорожской области свои служебные автомобили не списывала и не продавала.

В Государственной экологической инспекции настойчиво пытались перенаправить меня на свой сайт, где у них есть электронная форма запроса.

- Доступ к интернету есть? У нас там есть электронная форма подачи запроса. Вы бы быстро заполнили и отправили нам, - заявила девушка.

- А по телефону? – настаиваю я.

- Можно, но было бы быстрее… У вас нет доступа к интернету?

- Нет.

- А, ну ладно.

Ответ пришел. На содержание центрального аппарата Госэконинспекции в 2016 году было потрачено 8 миллионов 297 тысяч 100 гривен.

Еще более неохотно принимала мой запрос по телефону сотрудница Жмеринского горрайонного суда Винницкой области.

- Вы можете электронкой подать! – ответила она на мой вопрос, могу ли я подать запрос по телефону?

- Я не могу электронкой, - отвечаю я.

- У нас такое не предусмотрено, я не знаю, что вам даже сказать. А что вы не можете прислать письмо или электронкой?

- Но закон предусматривает…

- Ну говорите! Ваша фамилия, имя, отчество, - «сломалась» сотрудница суда.

В процессе того, как я диктовал ей адрес электронной почты, на которую просил отправить ответ, девушка снова стала возмущаться.

- То есть вы нам не можете электронкой сбросить, а мы вам должны электронкой? Почему?

- А почему нет?

- А вдруг я что-то неправильно запишу?

- А давайте попробуем правильно записать!                                    

В итоге подать запрос с горем пополам, но удалось. И удалось даже получить ответ: на балансе Жмеринского суда находится всего один служебный автомобиль «ВАЗ 21070» 2005 года выпуска.

«Мы по телефону не принимаем»

Львиная доля учреждений, а именно четыре, вообще в нарушение закона отказались принимать информационный запрос по телефону.

В Департаменте строительства и дорожного хозяйства Харьковского городского совета заявили, что у них нет книги телефонограмм, а потому они не смогут проконтролировать выполнение запроса.

 - Запрос по телефону? А у вас есть электронная почта?

- Есть.

- Тогда электронной почтой.

- А по телефону я не могу подать?

- Нет, телефоном нет, мы принимаем только электронной почтой, либо письмом, либо в электронном виде. А как отследить телефонный звонок? У нас нет книги телефонограмм, чтобы отследить контроль выполнения. Чтоб мы смогли отследить, чтобы вам действительно дали ответ, мы должны иметь документ, хотя бы скриншот с электронной почты, что вы подали запрос именно в этот день и это время, чтобы отсчитать пять дней для предоставления ответа. Это в ваших интересах, чтобы вам дали ответ, - заявила сотрудница департамента.

Министерство временно оккупированных территорий Украины также отказалось принимать запрос по телефону, сославшись на отсутствие записывающей разговоры аппаратуры.

- Мы не работаем в телефонном режиме, у нас нет записывающей аппаратуры. Вы можете подать в электронном виде.

- А по телефону не могу?

- Не знаю такого, мы не работаем с запросами по телефону. К нам обращаются электронной почтой, и мы даем ответы.

- А о какой аппаратуре вы говорите?

- Когда подается запрос в телефонном режиме, происходит запись разговора. У нас просто молодое министерство, мы еще не обеспечены техникой, - пояснила сотрудница министерства.

Игнорируют норму закона и в государственном ПАО «Укрзалізниця», где по телефону принимают только обращения граждан, но не запросы на информацию. И то, только 2 часа в неделю.

- По телефону? Каждый вторник с 14 до 16 горячая линия. Все остальные дни – письменно, на сайте или на электронный адрес.

- А по горячей линии – это будет запрос на информацию?

- Нет, это будет обращение граждан.

- А запрос на информацию?

- Сбросьте на электронный адрес!

- Но по закону я имею право подать запрос по телефону…

- Имеете право! На горячую линию.

В итоге после долгого разговора по кругу мы все же пришли к выводу, что подать информационный запрос по телефону в «Укрзалізницю» невозможно.

Ну и вообще в недоумение от фразы «запрос на информацию по телефону» пришла сотрудница житомирского ЖЭКа «Полесье».

- Какой запрос?

- В рамках Закона Украины «О доступе к публичной информации».

- А кто вы?

- Я журналист.

- Ну, по телефону я не знаю как запрос подается!

- То есть по телефону вы не принимаете?

- По телефону не принимаем.

- Только в письменной форме?

- Да.

Итог

Несмотря на то, что Закону Украины «О доступе к публичной информации» уже 5 лет, его нормы либо не знают до конца, либо, зная их, не выполняют.

Моя гипотеза состояла в том, что чем «ниже» ведомство, тем вероятнее то, что оно не примет запрос по телефону. Но она подтвердилась только частично. Да, отказ ЖЭКа и одного из Департамента Харьковского горсовета был вполне ожидаем. С ПАО «Укрзалізниця» тоже мало сюрприза – государственные предприятия чаще закрыты перед общественностью, чем открыты.

Но для меня удивительной была неготовность к просьбе подать запрос на информацию Министерства временно оккупированных территорий Украины. Отсутствие записывающей аппаратуры не мешало принять запрос и ответить на него ряду других государственных структур «меньшего ранга».

Особенность подачи запроса на информацию по телефону заключается в том, что информация принимающим запрос воспринимается на слух, а потому может быть неверно записана. Более всего это касается адреса электронной почты – если вы хотите получить ответ именно по «электронке», то стоит подобрать наиболее легкий для восприятия на слух адрес. Два из четырех учреждений, приславших ответ на запрос, до его отправки перезванивали и уточняли адрес электронной почты, так как им не удавалось отправить документ на тот, который они записали на слух. Возможно, по этой же причине до меня не дошли ответы остальных принявших запрос учреждений.

С наиболее «популярными» государственными структурами, учреждениями центрального уровня, скорее всего, у вас не возникнет проблем с подачей запроса по телефону: многие из них на своих сайтах даже «отводят» специальных номер телефона для этих целей. В регионах же, на уровне городских советов, коммунальных учреждений и предприятий, скорее всего, шансов получить «отказ» будет больше. Хотя, опять же, это далеко не правило, учитывая опыт с Долинской райгосадминистрацией, которая без проблем приняла запрос и отправила ответ, и в то же время с Министерством временно оккупированных территорий, которое оказалось не готово выполнять нормы Законы Украины «О доступе к публичной информации». 

Текст: Андрій Лохматов, регіональний представник ІМІ в Миколаївській області, для сайту "Преступности.НЕТ"



comments powered by Disqus